Cart

Мария из Магдалы, что близ озера Кеннерет, была человеком, которому много прощено Господом. Вот почему она первой оказалась в саду Иосифа Аримафейского сразу после Песаха.

Но гроб был пуст…Что это значит? Кто вынес тело Учителя? Где положили? Она зовет учеников. Вот и они ушли, а вопросы остались…

“…Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб,
и видит двух Ангелов … они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его.

…Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! – что значит: «Учитель!».

Один и тот же вопрос задан сперва Ангелами, затем Самим Иисусом – “Что ты плачешь?”.
На первый взгляд, вопрос неуместен: она ведь любила Его, и теперь переживает о судьбе тела Учителя. Было бы странным, если бы не было слез!

Однако диалог с Ангелами, а затем и с Воскресшим приводит Марию в состояние неописуемого восторга. Она теперь понимает, что основания для слез нет. Тех, которые от отчаяния и горя. Выходит, что она плакала о Погребенном в то время, когда ее уже ждал Живой. Таким образом, она проливала слезы не только любви, но и неведения.

Уныние нередко подступало к святым людям. Например, Илия пророк расположился под кустом с отчетливым пониманием конца. Все факты на лицо: жертвенники Господни разрушены, пророки Господни убиты, последний из них – сам Илия – в преследовании…
Приблизительно через сорок дней он услышит вопрос: “Илия, что ты здесь?”. Потом вопрос (с пояснением) повторится, и пророк поймет, что служение его продолжается.

Нашествия амаликитян и мадианитян на землю Израилеву напоминало нашествие саранчи (Суд,6:5). Они напрочь опустошали землю, и евреи не находили себе места.

Гедеон, скрываясь от Мадианитян, выколачивал тогда пшеницу в точиле. Ангел Господень посылает этого человека на войну с мадианитянами и обещает ему победу.

“Господи! как спасу я Израиля? вот, и племя моё в колене Манассиином самое бедное, и я в доме отца моего младший”(Суд.6:15) – недоумевает Гедеон, на что получает исчерпывающий ответ: “Я буду с тобою”. По сути, вопрос битвы уже был решен. Просто этот герой веры на тот момент еще не видел победы, потому и был обескуражен высокой задачей, поставленной перед ним.

Нашествиям язычников был положен конец, хотя ничто этого не предвещало.
Друзья, почему мы позволяем себе уныние, мрачный образ мыслей? Потому что находимся в неведении. Не видим того, “как много у Него благ, которые Он хранит для боящихся Его и которые приготовил уповающим на Него пред сынами человеческими!”(Пс.30:20). Видели бы – не унывали бы.

Книга Откровение Иоанна переполнена ликования. Да, суды совершаются, но у святых на устах песни. И именно славословием любящих Бога сменяются картины ужасов. И это до брака Агнца и окончательной победы Бога.

Когда мы молимся, мы стоим у пустого гроба или слышим наше имя? Мы озабочены поиском Бога или откликаемся на Его личное обращение?

Благодарение Господу, что Он ведет нас к общению с Собой, если мы не спешим покинуть пустой сад…

В Его любви,
Ваш Владимир Шариков

Leave a Reply