Cart

Великий Апостол, подводя черту своей яркой жизни, пишет одно из своих последних посланий. Кажется, он просто размышляет вслух. Нет-нет, он оставляет бессмертные уроки не только Тимофею, но и нам.

”При первом моем ответе никого не было со мною, но все меня оставили. Да не вменится им! Господь же предстал мне и укрепил меня, дабы через меня утвердилось благовестие и услышали все язычники; и я избавился из львиных челюстей. И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства, Ему слава во веки веков. Аминь»(2 Тим 4:16,18).

Павел – подсудимый. Человек коллосального объема работы, вот уже два года остается в Риме, в ожидании суда. За годы служения он воспитал учеников и был окружен сотрудниками, однако на первом слушании Павел не увидел никого из них. Похоже, даже Луки не было в тот момент. “Все меня оставили”- вырвалось у Апостола. На суде он не видел ни одного родного лица! Стоп! Он ощутил особое присутствие Господа и укрепился. Господь дал ему слово и передышку в судебных делах. И невыразимую, но такую ясную уверенность в завтрашнем дне. Он должен был вновь испытать на себе эту фундаментальную истину – только Господь.

Между прочим, нечто подобное случалось и с другими людьми. Например, Иаков. Вот он узнал о приближении Исава, обманутого им ранее. Он обладал благословением Бога и он вспоминает о нем, но ему этого недостаточно. У него была два стана, но он их не вооружает против людей Исава. Что же он делает? Перевел через поток все, что у него было.“И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари”(Быт.32:24).

Критический момент требовал особого подхода. Ничто и никто не поможет – только Господь!

…Они оказались на высокой горе в окружении Моисея и Илии. Как они их узнали, если печать пришла значительно позже? Духовные образы распознаются духовным образом.

Иисуса они видели каждый день, а этих великих людей – впервые. Представляете, насколько сильным будет их свидетельство иудеям, когда они расскажут им об этой встрече? Ничего подобного! Они будут рассказывать иудеям и язычникам об Иисусе, несмотря на то, что для одних это будет соблазном, а для других – безумием.

Там, на горе, “внезапно посмотрев вокруг, никого более с собою не видели, кроме одного Иисуса”(Мр.9:8). Никого и не было, кроме одного Господа, когда “земля была безвидна и пуста”. Никого и не будет, кроме Его Одного, когда “пред именем Господним преклонится всякое колено, и всякой язык будет исповедовать Его имя”.

Поэтому ничто и никто не должны стать притягательней, чем Он. Только Господь!

…В ту ночь Он взял с собой самых близких людей – Петра, Иакова и Иоанна. Он знал, что Ему быдет невыносимо тяжело. Ему действительно нужна была поддержка, и вот они здесь. Но что это? Эти трое не могут совладать со сном! Укоры Учителя не помогают. Они поведут себя неправильно с приходом толпы и потом во дворе первосвященника только потому, что не укрепились в молитве здесь. А Он – один, на расстоянии брошенного камня, падает ниц и изливает душу перед Отцом. Только Господь! Он и есть самый близкий! Иисус находит в эти минуты только Одного, Способного поддержать и направить. Поддержать в исполнении Божественной воли.

Жаль, что редкие критические моменты учат нас тому, чего должно быть достаточно в каждую минуту нашей жизни. А это – только Господь!

Наименьший в Нем,

ваш Владимир Шариков

 

Leave a Reply