Skip to main content

Cart

…Уходя с работы н обеденный перерыв, он выключил свет. Я удивился, но промолчал. На следующее утро, он зашел в комнату, в которой мы разговаривали с его отцом, и приступил сразу к работе. «Миша, а почему ты не здороваешься с д. Володей? – спросил его отец.

– «Вы же беседовали, я не хотел перебивать вас».

Тут я не выдержал:

– «Миша, ты выключаешь за собой свет. Ты выбираешь момент для приветствия. Если ты еще и посуду моешь за собой, то тебе уже пора жениться».

– «Что вы, д. Володя, мне еще 17 лет!».

– «Тогда, Миша, все пришло раньше времени…».

 

Дорогие, этические нормы в христианстве в наши дни оказались невостребованными.

То ли это было на самом деле, то ли это казалось нам в совершенном мире нашей юности, но поведенческие нормы приходили сами собой. С возрастом. С покаянием и служением.

Мы немного знали об этике, но мы кое-что знали о молитве. Мы были угловаты и некоммуникабельны, но мы зачитывались Словом Божиим. Мы соглашались с тем, что «немного из нас благородных»(1Кор.1:26), но мы спешили к тем, которые были в нужде.

Что может заменить сладость христианского общения, которое и есть, как мы позже узнали, воплощение принципов христианской этики?

Христиане, ставшие членами Тела Христова, никогда не мыслили себе жизни без общения друг с другом. И Слово Божие учило их всему.

Наподобие того, как Бог учил этическим нормам Свой народ, вышедший из Египта. Это было для того, чтобы у них получалось жить вместе.

Оказывается, и нам, новозаветним, нужно еще уметь принимать друг друга (Рим.15:7), что включает в себя следующее: «сносить немощи бессильных» и «угождать ближнему ко благу»(Рим.15:1,2).

Немощные в нашей среде есть всегда. У них не хватает сил на подвиг веры. Да что там подвиг, для нормальной христианской жизни не хватает. И эти немощи, оказывается, нужно нести. Нам. Для чего? Чтобы под тяжестью своей ноши они не остались на пути. Этично, с точки зрения учения Христа, – это помогать слабому ближнему. Не этично – это дискредитировать его, в виду его слабостей. И когда нам, сильным, это трудно делать, нас должно мотивировать то, какими нас самих принял Христос.

Такого образца не было перед глазами Израильтян, но им до глубины души стало жалко повисшее на волоске существование колена Вениамина. В доме Божием они вошли в глубокое размышление о судьбах своего народа, а потом «подняли громкий вопль и сильно плакали»(Суд.21:1,2)! Потрясающе! Вениамин провинился по крупному, а они о нем плачут! А мы где? Мы здесь, где уже известны чувствования Христовы, свойственные Его Телу-Церкви.

Когда мы начинаем что-то из этого понимать, нам не хочется спорить о немощных в вере (Рим.14:1), потому что вектор нашего поведения направляется в другую сторону, а именно: « лучше судите о том, как бы не подавать брату случая к преткновению или соблазну”(Рим.14:13). Ведь когда я думаю о своих немощах, я никогда не буду жесток к немощам других. Стало быть, это действительно лучше.

Возлюбленные, нам ощутимо не хватает уважительности друг ко другу. Этому мы можем поучиться у некоторых «сынов века этого». Нам значительно помогли бы открытые и прямые отношения друг с другом. И здесь нам на помощь могут прийти дети. Нас должно интересовать не декларирование веры, а ее результат. И здесь мы можем поучиться, например, у людей бизнеса. И это по крайней мере.

Но поскольку мы являемся учениками Христовыми, то свод этическим норм записан в книге, которую мы считаем для себя главной.

Подчеркивайте же стихи, которые учат этике.

 

Наименьший в Нем,

ваш Владимир С. Шариков

 

Leave a Reply