Skip to main content

Cart

– Что сегодня вызывает наибольшую тревогу в мире? Экологические проблемы? С ними борются. Стихийные бедствия? Их предвидят. Политические сцены? Их стараются балансировать. Мутирующий вирус? Мм…здесь полная неопределенность.

А что беспокоит нас, верующих, в значительной степени? Наша неспособность  эффективно донести Евангелие до этого мира? Нежелание детей принимать Христа как личного Спасителя? Изощренные формы богословия и практики? Признаюсь, меня больше всего сегодня волнует стремительное адаптирование  умственного христианства.

Оно очень похоже на настоящее, и в этом его привлекательность и угроза.

Основатель “Армии Спасения” генерал Вильям Бут однажды сказал: “Главная опасность 20-го столетия будет религия без Святого Духа, христианство без Христа, прощение без покаяния, спасение без возрождения и небо без ада”.

Возлюбленные, это когда вера сосредоточена  в понятиях, эмоциях и привычках, но у нее нет дела до основ личности.

Я хочу отметить несколько характерных черт этого христианства.

1.Это – образованное христианство. После долгого дефицита теологического образования, мы получили наконец великое множество богословских школ. И это хорошо. Просто нужно идти дальше. Без «растворения верой» Слово Божие не приносит пользы (Евр.4:2). Ни проповедующим его, ни слушающим. И даже приносит вред, если остается только знанием (1Кор.8:1).

2.Это – организованное христианство. Мне лично импонирует любая организованность. Я уважаю людей, для которых время и ресурсы ближних представляют ценность. Я ценю компетентность. В конце концов, каждый должен заниматься своим делом. По известном афоризму – пирожник, сапожник, ну и все остальные. Слаженность программы, профессиональные выступления – это прекрасно, но они никогда не заменят работы Святого Духа. И наивно полагать, что эта работа присутствует по умолчанию. Нет! Для нее должны быть созданы условия: смирение, очищение, страх Божий, немощь. Может ли высокая организованность и компетентность оставаться по настоящему духовной? Да, конечно. Если же наш профессионализм не оставляет места для духовной основы служения, то эта дешевая подмена будет нам очень дорого стоить.

3.Это – улыбающееся христианство. И опять же, приветливость – это то, чем христиане должны отличаться от людей мира этого. Светлые люди притягивают к себе, точнее, ко Христу, озябшее общество. Но а если солнце светит, но не греет? Это, как правило, бывает зимой. Вот и я о том же. Неспособные согреть подлинным христианством, отправляют ближних «с миром греться и питаться». А ведь Христос «греет и питает» Свою Церковь, сообщая ей Свое тепло. Другими словами, у нас есть чем поделиться с холодным душами. А если нет? Тогда это не более, чем фальшивка.

В чем же заключается коренное отличие настоящего исповедания Христа от мнимого?

Кроме серьезного отношения к Его Слову, молитве и состраданию к погибающим, это обязательно органичная потребность членов Тела Христова друг в друге.

Мы разучились носить бремена друг друга (Гал.6:2), потому что стали сугубо      индивидуальны. Но ведь Глава Тела Христос обеспечивает взаимодействие членов так, что ни один из них не может сказать другому: «ты мне не нужен»(1Кор.12:21).

Таким образом, проблема холодного христианства, это утраченная связь с Главой.

Если мы нужны друг другу для досужих разговоров, то это заполнение времени, а не потребность. Мы можем участвовать в нуждах церквей и отдельных христиан, как в одном из проектов. Но это все еще холодное христианство. Смотрите, как Павел участвовал в духовных нуждах других: «Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?”(2Кор.11;29).

Входил в нужды бессилия других до изнеможения! За соблазняющихся – сгорал!

А Епафрас, который «сильно желал видеть всех верующих в Филлипах и тяжко скорбел о том, что до них дошёл слух о его болезни”(Фил.2:26)!

Только ли Апостолы? Там, где Любящий коснулся сердца, там не может быть холодного христианства по определению.

Позволишь ли ты Ему это сделать?

Наименьший в Нем,

ваш Владимир С. Шариков

Leave a Reply