Skip to main content

Cart

Мир вам, возлюбленные!

– Кто должен быть предметом нашей любовной привязанности? Конечно, Бог! Тогда почему царь Давид говорит о любви к чему-то еще? Пример? Пожалуйста: «Господи! возлюбил я обитель дома Твоего и место жилища славы Твоей» (Пс.25:8).
Почему Давид говорит и мыслит в этом направлении? Дело в том, что возлюбив Господа я не могу не возлюбить всего того, что связано с Ним.

Некий аналог храма Бога Иеговы– наши дома молитвы. Так вот с домом молитвы все стало очень относительно и потому необязательно. Получил назидание по интернету или в любой другой церкви и делу конец. Напрасно. Ведь каждое отдельное собрание детей Божьих задумано как общество, тесно связанное внутри себя. Это должно быть что-то наподобие хорошо скоординированного человеческого тела. Также поместная церковь должна быть местом, где можно согреться от любящих и простых сердец ее членов. Не путать, пожалуйста, с улыбчивостью, приятностью и добрыми речами. Все это хорошо и правильно. Но если это только результат воспитания, то является не более, чем этическим образцом. В церкви не только улыбаются или слушают глубокую проповедь, здесь есть желанные обязательства каждого друг пред другом. И этими духовными связями, как нитями, переплетены верующие. Кажется, эти узы стали сегодня слабыми, как никогда. Они нам, большей частью, перестали быть нужны…

Для Давида отношение к скинии носило особый характер. Буквально в следующем псалме, 26-м, он говорит об единственной просьбе своей: «Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать храм Его»(4 ст.).
Я понимаю это его желание так: пребывать в доме Господнем – это иметь постоянный доступ к Нему, новозаветними словами пользуясь – пребывать в Боге. Созерцать красоту храма – это наслаждаться Богом. Посещать храм – это физическое хождение в скинию.

После того, как Давид пребывает в общении с Богом и наслаждается этим общением, посещение храма становится естественным, желанным и безопасным.

Его тянет туда несмотря на то, что туда ходят разные люди. Неискренние в том числе, которые тащат туда «хромые» и «слепые» жертвы свои!

Сегодня увеличилась требовательность к духовному и административному качеству наших собраний. То пищи духовной недостаточно, то люди не те…Что бы я посоветовал в таком случае? С учетом разбираемого текста, – не храм менять надо, а в общение с Богом входить. После общения с Богом царь видит простых, немощных израильтян «святыми и дивными».

Ты говоришь, что ты ничего не получаешь и тебя более не устраивает молоко. Тогда тебе пора не получать, а отдавать. Долгий нацел на получение и, при этом, никакой вовлеченности в служение поместной церкви – это тупик. И западная модель евангельских служений здесь не поможет: духовный рост происходит не только при получении качественной духовной пищи, но и при реализации духовных сил в виде конкретного служения в церкви.

Видите, какой животрепещущей частью нашего христианства является именно собрание детей Божиих?

Кроме «места жилища славы Божией», любящие Господа любят те камни, которых однажды коснулся Бог. «Возлюбили и камни и о прахе его жалеют» (Пс.101:15). Камни, о которых идет речь в тексте – это развалины Сиона. Так представлен печальный образ отпавших, неверующих. Библия приоткрывает тайну: их любит Господь.

Скажите, какой интерес могут вызвать у нас обожжённые камни судеб? Интереса, скорей всего, никакого! Любовь – точно, потому что она будет идти от Него. Нелогичная, неестественная. Точнее, сверхъестественная. Как и все в нашей вере.

Любовь к неспасенным выливается в миссию проповеди им Евангелия. Это и по месту нашего жительства и в других местах и странах. Уже много лет мы с семьей отправляемся в длительные миссионерские поездки. Дорожные неудобства, поиск финансов, а главное – усердная молитва об излиянии Святого Духа – это то, с чем это служение сопряжено.

Но я не упомянул о бремени, которое кладет на сердце Господь, с чего все и начинается в очередной раз! Ты просто не можешь по-другому! Любовь к Господу выражается в любви к душам, которые любит Он. Вот и все.

Кроме «развалин», дети Божии любят Его Слово: «Как люблю я закон Твой! весь день размышляю о нем» (Пс.118:97). Любовь к Богу распространяется на Его Слово. Бога мы не видим, а Его заповеди постоянно перед нами. Мы не можем любить Бога и не любить Его Слово.

Если у меня наблюдается «прохладное» отношение к Библии, то это, ни больше, не меньше, «прохладное» отношение к Самому Богу.

Таким образом, когда приходит невыразимая и неосязаемая любовь Божия в наше сердце, мы начинаем любить все, что с Ним связано. И по-другому не бывает.

В Его любви,

Ваш Владимир С. Шариков

 

Leave a Reply