Skip to main content

Cart

Мир ваш, драгоценные и возлюбленные!

В своей книге «Плач Иеремии» пророк вводит нас в мастерскую нашего Бога. Когда мы с моей любимой в это утро уже зашли в его покои, Иеремия начинает свой горестный рассказ: «Я — человек, видящий нищету (мою)58 от жезла гнева Его на меня».
(Пл. Иер.3:1, Пер. Юнгерова). В Синодальном переводе отмечается «горе», а здесь раскрывается содержание этого горя – духовная нищета самого пророка.

Собственно, в своем повествовании Иеремия меняет местоимения и тон.

В тишине его кельи он продолжает: видите ли, я нес на себе грехи народа, пробиваясь к свету Его прощения. Но вместо избавления – гибель Иерусалима!

Мои молитвы о моем народе не доходили до нашего Бога (8 ст.). Более того, Он все делал вопреки моим ожиданиям и усилиям!

Я ощущал себя как покойник, которых мы усаживаем в темных пещерах (6 ст.).

В какой-то момент – продолжает пророк – я понял, что у меня ничего не осталось, кроме надежды на Господа (18 ст.).

Однако, эта надежда никак не влияла на мое состояние, пока я был целиком сконцентрирован на моих переживаниях за народ. Как я и пишу в своей книге: «Твердо помнила это душа моя и падала во мне» (20 ст.). Ну зачем я остановился на своих переживаниях, застыл в них?

Стоило мне лишь поднять глаза к небу, как я увидел жизнь моей надежды – милосердие Господа! Оказывается, оно обновилось уже много раз с тех пор, как я стенаю в темнице своих переживаний! Оно ведь обновляется каждое утро! Слышите, каждое утро! Вне зависимости от того, ощущаю я его или нет. Я решил сказать об этом открытие своему собственному сердцу. Как бы перенаправить откровение внутрь себя.

Как только я стал двигаться в этом направлении, осознание Его неизменного присутствия в моей жизни стало реальностью. На самом деле, Он моя часть.

И тут я понял одну важную истину: «благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Господа» (26 ст.). Я спешил получить ответ на то, что не могло быть мне понятным. Бог молчал, а я торопился. Отсюда и произошел накал моих внутренних сил. Мы ведь, по сути, ничего не знаем и ничего не можем. Мне нужно было дождаться Его откровения.

И я понял, что Бог, допустивший страшное горе моему народу, делал это не по Своему произволу. Мы “неправедно судили, притесняли других, попирали ногами узников земли” (34-36 ст.). А потом еще вопросы задавали: почему и за что? Знаете, я понял очень ясно одно: «зачем сетует человек живущий? всякий сетуй на грехи свои» (39 ст.). Уж лучше «испытаем и исследуем пути свои, и обратимся к Господу» (40 ст.). Так что решение глобального разорения нашего народа – личное исповедание. Это то, что мы в состоянии сделать, но оно же и определяющее действие.

Когда я это понял, тот записал в своей книге эту мысль так: «Благо человеку, когда он несёт иго в юности своей; полагает уста свои в прах, помышляя: «может быть, ещё есть надежда»; подставляет ланиту свою бьющему его, пресыщается поношением, ибо не навек оставляет Господь» (27-31).

Понимаете, нужно видеть Господа в своих потрясениях, и тогда от них польза будет. Благо. Если не видеть Господа, тогда выйдет наружу нищета внутренняя. Нужно понять, что именно хочет сделать Бог, и это, пожалуй, основное, что требуется от нас.

На самом деле, Бог благ, а наши обстоятельства – это Его средства, не более.

В тяжелые минуты, помните, ни в коем случае, нельзя усомниться в Его доброте. Даже тогда, когда вы Его не слышите и не понимаете, и все упорно доказывает обратное. Если выше сердце застыло в недоумении и печали – расскажите ему то, о чем я только что поведал. И вы увидите небо в его нездешней красоте, озаренном милосердием Божием.

В Его любви,

Ваш Владимир С. Шариков

Leave a Reply