Skip to main content

Cart

Мир вам, драгоценные!

Ключ к пониманию Десятисловия – в чем он?

Все начинается с Самооткровения Бога: Я Господь. Но для того, чтобы это понять хорошо, Он поясняет: «да не будет у тебя других богов». Почему? Потому что это будет вызовом Богу. Он ведь не делит ни с кем площадь человеческого сердца.

Идолопоклонство начинается там, где я допускаю, что есть что-то в моей жизни, что можно не подчинить Богу. Само это допущение, которому я позволяю остаться, не уходить.

Именно об этом много лет спустя скажет Петр Анании: « для чего ты допустил сатане вложить в сердце мысль солгать Духу Святому?».

Если все-таки это произошло, допустили, что происходит дальше?

«Делаем себе кумир»(Быт.20:4). Люди, события, вещи, проекты и даже служение Богу приобретают характер решительной значимости. Мы начинаем «делать изображение» тому, что полюбилось более, нежели Господь.

Помните, что произошло с Аханом?

Его казнили не за одежду или золото, а за то, что эти вещи стали значимей Божьего Слова касательно всего драгоценного, что увидят в Иерихоне.

Все, что позволяет тебя нарушать Божье Слово – это влияние «других  богов», коими зачастую является наше «я».

Как мы оформляем это идолопоклонство, дорогое?

Наподобие Саула: « я сберег из овец лучшее для жертвоприношения Богу». Слышите? Давайте перефразируем: я решил не послушаться Бога, чтобы принести Ему в жертву плоды моего непослушания». Нонсенс, правда же?

Здесь прослеживается цепная реакция: делать, изображать, служить.

Не для того приходят «другие боги, чтобы покрасоваться, поболтать и уйти. Нет! Они приходят, чтобы им служили. Просто начинается все с незанятой территории сердца.

И заканчивается пояснение Сущего тем, что идолопоклонников ожидает Бог-ревнитель.

Точно также как Валаама, уклонившегося с прямого пути, ожидал Ангел с мечом.

У поклонения Богу есть границы. Нарушение границ влечет за собой наказание. Даже до третьего и четвертого рода.

Представляю сынов Израиля, которые слушали эти слова!

Когда Бог вывел их из Египта, то вел их в виде облачного/огненного столпа и не о чем не спрашивал.

Море раздвинул – ничего от них не требовал! И хотя они там, между морем и колесницами фараона упрекали Моисея, но это как-то сходило с рук.

А тут – взыскивающий, ревнующий наказывающий…

Младенцев все жалеют, а с детей постарше – взыскивают. Цель же любого воспитания – это установление авторитета, без которого наша вера, в частности, всегда будет оставаться младенческой.

А в этом мы сами никак не заинтересованы, так ведь?

Наименьший в Нем,

ваш Владимир С. Шариков

Join the discussion One Comment

Leave a Reply