Skip to main content

Cart

Драгоценные, мир вам!

Снова отвечаю на ваши вопросы. Очень благодарен за вашу искренность и открытость. Между прочим, мы переходим на новую платформу ответов на вопросы – часовые эфиры в видео и аудио форматах.

Вопрос: когда что-то в жизни начинает являться грехом?

Ответ: там, где начинается «все, что не по вере» (Рим.14:23). По уму только, по инстинктам (страшно, тревожно, любовно…).

Грех – это промах, если дословно. Так вот, если Бог не призывает, а ты делаешь – промах. Если призывает делать что-то, а ты не делаешь – промах. Бог говорит: люби, а ты не любишь, – опять-таки, промах. Продолжи то, что относится к тебе.

И это, разумеется, помимо того, что Библия называет грехом.

Вопрос: когда надо просить прощения у других? (У меня получается так: я могу по всякой мелочи просить прощения, хотя вроде бы никто на меня не обижается. Мне мой поступок кажется неправильным, а им что я ничего плохого не сделала.)

Ответ: в целом готовность повиниться – это хорошо. Гордыня отвратительна. Но со смирением нужно быть осторожным, поскольку его может использовать дьявол с тем, чтобы обвинять нас. Между чувством вины за содеянный проступок и чувством виновности, постоянно присутствующем в нас есть огромная разница. Бог освобождает нас не только от греха, но и от чувства вины, вызванного грехом. Оправдание, получаемое нами через воскресение Иисуса Христа, как раз и освобождает нас от мыслимых и немыслимых долгов перед Богом.

Враг подавляет. Нашей же собственной совестью. И тогда не остается ресурсов для радости. Я уж не говорю о наступлении и победе. Помнишь, Господь дал нам «власть наступать на всю силу вражью».

Недавно, Он так ясно показал мне, что перед злыми полчищами духов и теми, кого они инспирируют, отступать нельзя. Это неправильно.

Вопрос: как правильно относиться к пасторам? Некоторые из них очень важные, и это объясняется чинностью и властью, данной Богом. Как избежать раболепия и, вместе с тем, не переступить черту Писания? В конце концов, должна же быть связь между пастором и церковью? Родственная связь, а не формальная и холодная. Заранее благодарю.

Ответ: Богдан, на твой вопрос отвечу развернуто, так как подобные вопросы все чаще встречаются в личных беседах.

В каноне Нового Завета 14 книг относят к авторству Апостола Павла.

Примечательно, что Павел пишет о себе самом:

«Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед» (Фил.3:13).

Чарльза Стенли однажды сказал: «Зрелость — это когда понимаешь, что ты обычный человек. И что поможет тебе только Бог».

До этого получается, дорасти нужно.

Павел дополняет свидетельство: «порабощаю и смиряю тело свое, чтобы, проповедуя другим, самому не оказаться недостойным» (1Кор.9:27).

Петр в доме Корнелия скажет склонившемуся перед ним сотнику: «Встань, я тоже человек».

Апостолы не претендовали на человекопочитание. И даже отвергали его.

Но добрый, богобоязненный Корнилий, из самых возвышенных чувств, пал к ногам Петра.

Мои дорогие, Бог не осудил и не наказал сотника за этот поступок, но очень ясно показал через самого Петра, что так делать не нужно.

И хотя мы веками читаем этот эпизод, кое-кто из нас готов и по сей день падать к ногам уважаемых служителей. К сожалению, мы, служители не всегда не поднимаем этих искренних, уважительных детей Божиих с колен.

Так как же нужно относиться к служителю?

Во-первых, как к человеку. Не унижая человеческого достоинства. Петр сказал Корнилию «я тоже человек». Совсем необязательно пастору выслушивать грубости не бодрствующих членов церкви. Я уж не говорю о дискредитации служителей и лишении их доброго имени. Это запрещено законом Божиим и законом человеческим.

Во-вторых, к служителям нужно относиться как к тем, кто поставлен Богом служить Его Церкви. Апостол Павел пишет: «Итак, каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей таин Божиих» (1Кор.4:1).

Что это означает? Это особый статус. Им нужно оказывать честь (уважение), а достойно начальствующим – сугубую(1Тим.5:17). В других переводах: двойную.

В-третьих, ими нельзя пренебрегать. Ввиду возраста, например. Никто не должен был пренебрегать юностью служителя Тимофея. Такого права не у кого нет.

В-четвертых, о них нужно молиться. И не только «о них», но и «за них» (2Фес.2:3). То есть вместо них. В этом наше соучастие в их труде.

Вопрос (от Владимира, Миннесота): Как Бог в Ветхом Завете относился к бракам евреев с иноплеменниками?

Сравните два текста:

«Когда выйдешь на войну против врагов твоих, и Господь, Бог твой, предаст их в руки твои, и возьмёшь их в плен, и увидишь между пленными женщину, красивую видом, и полюбишь её, и захочешь взять её себе в жену, то приведи её в дом свой, и пусть она острижёт голову свою и обрежет ногти свои, и снимет с себя пленническую одежду свою, и живёт в доме твоём, и оплакивает отца своего и матерь свою в продолжение месяца; и после того ты можешь войти к ней и сделаться её мужем, и она будет твоею женою»(Втор.21:10-13)

И вот другой текст:

 «По окончании сего, подошли ко мне начальствующие и сказали: народ Израилев и священники и левиты не отделились от народов иноплеменных с мерзостями их, от Хананеев, Хеттеев, Ферезеев, Иевусеев, Аммонитян, Моавитян, Египтян и Аморреев, потому что взяли дочерей их за себя и за сыновей своих, и смешалось семя святое с народами иноплеменными, и притом рука знатнейших и главнейших была в сём беззаконии первою.

Услышав это слово, я разодрал нижнюю и верхнюю одежду мою и рвал волосы на голове моей и на бороде моей, и сидел печальный» (Ездра 9:1-3).

Ответ: знаешь, Владимир, Бог относился к смешанным бракам по-разному. Взять хотя бы Иосифа и его жену-египтянку. Там, кажется, у Иосифа не было выбора. Или Моисея, где уже был выбор. Или Руфь Моавитянка. Конечно, всякий раз что-то основательное должно было происходить с этими представителями языческих народов. Иначе – историю избранного народа нужно было бы переписывать.

Но давай вернёмся к текстам.

В первом – речь о воинах и их наградах. В виде красивой женщины. Воин рискует жизнью и ему позволяется многое. Может ли он взять пленницу с собой? Да! Может ли иметь с ней близость, не вступая в брак? Нет. В течение месяца он терпеливо ждет брака. Ну в том виде, в каком он тогда подразумевался. Что должно было происходить с ней? Полная перемена: одежда, волосы, ногти – все должно стать новым, другим! Смею предположить, что в доме почитателя живого Бога, она обретает и живую веру. Ведь победы обеспечивались, как верили в древности, богами. А у Израиля – победы.

У этой бывшей пленницы в оплакивании дома отца происходит как бы отделение от прежней жизни. Водораздел. Именно таким образом позволялось воинам жениться на язычницах. А потом еще и не продавать эту женщину, если отношения не заладились.

Теперь о ситуации с Ездрой и его обществом. Там проблема была в том, что народ святой не отделился от ханаанских народов «с мерзостями их». Именно мерзости этих народов и были главной причиной запрета на сообщение с ними.

Все язычники, который шли в общество сынов Израилевых без оставления своих греховных привычек, представляли великое зло в очах Бога. Все язычники, которые оставляли прежнюю жизнь, становились частью избранного народа.

Как и мы с вами, драгоценные. Ввиду драгоценной Крови Иисуса, оплатившей нам право на избранность.

На этом все.  С нетерпением жду ваших писем.

В Его любви, ваш Владимир С. Шариков

Leave a Reply